Уничтоженные самарские заводы. №12. Завод «Рейд»: «дитя без глазу»

Предприятие стало жертвой сиюминутной конъюнктуры в лихие 90-ые и нулевые годы.

РОЖДЕННЫЙ КОРМИТЬ?

Самарский завод «Рейд» был создан за 11 дней до начала Великой отечественной войны – 11 июня 1941 года – по приказу Наркома сельского хозяйства РСФСР. Сначала он назывался мотороремонтный завод «Россовхозтранса». Предполагалось, что предприятие займется производством компонентов для сельхозтехники, ее обслуживанием и ремонтом. Однако трудиться по мирному профилю заводу так и не довелось.    

Уже 19 августа, когда фашист рвался к Москве и завершалось окружение крупной группировки КА под Киевом, в соответствии с Указом Верховного Совета СССР куйбышевский завод был передан в ведение Наркома судостроительной промышленности и переименован в «Завод №238». Сначала он выпускал тралы и корпуса для 45-мм осколочных гранат. Затем в номенклатуре предприятия появилось электрооборудование для танков.

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК 

В течение первых 20 лет после ВОВ заводу целых 5 раз довелось переходить из одного ведомства в другое. Сначала в 1946 году его передали в ведение министерства судостроительной промышленности (МСП). С 1953 за завод отвечало Министерство транспортного и тяжёлого машиностроения, с 1954 - машиностроительной промышленности, с 1963 - радиотехнической и электронной промышленности. И, наконец, в 1965 году завод вернулся в «родное» МСП, его «прикомандировали»  к 5 главному управлению министерства. Предприятию доверили производство электромеханического и радиоэлектронного оборудования  для флота.

Во время ведомственного «транзита» завод три раза менял названия. Сначала он  назывался загадочной аббревиатурой - «п/я 117», потом - «п/я В-8169». «Рожденные в СССР» должны помнить, что в советские времена термины «п/я» (почтовый ящик) свидетельствовали  о секретности (режимности) объекта.  «П/я № такой-то» - открытое служебное наименование завода или организации оборонного характера, принятое для почтовой переписки с указанием города. Только в 1966 году предприятие получило более-менее «понятное» название - Куйбышевский приборостроительный завод.

На заводе выпускали системы защиты и управления для атомных реакторов военно-морских судов, системы автоматики и защиты ядерных энергетических установок, приборы измерения давления и уровня жидкости. Завод в свое время принимал участие в создании ледоколов «Ленин» и «Сибирь», всех подводных лодок второго и третьего поколения.

ЧЕХАРДА

В ноябре 1991 года предприятие было передано в ведение Министерства промышленности РСФСР, в декабре 1991-го переименовано в Самарский завод «Рейд». После распада СССР ведомственная чехарда на «Рейде» не закончилась. В течение первых 10 лет после 1991 года заводу 4 раза довелось переходить из одного ведомства в другое. Так уже в сентябре 1992-го, после 10-месячного подчинения Минпрому, завод передали в ведение Комитета РФ по оборонным отраслям промышленности, а в августе 1996-го - Минпрому РФ. В декабре 1998 года завод преобразовали в ГУП «Завод «Рейд», в мае 1999 года перевели в ведение Россудостроения. А в январе 2001 года присвоили статус ФГУП.

По мнению ряда экспертов, именно ведомственная чехарда сыграла критическую роль в печальной судьбе «Рейда». У завода не было настоящего хозяина. Высокие госслужащие футболили «Рейд» из одного министерства в другое, никто не захотел за него отвечать, встраивать в собственные системы отраслевой кооперации, загружать госзаказами. И это при том, что завод выпускал уникальную продукцию для оборонки, в том числе - монопольную. Завод на собственном опыте пережил классическую пословицу «У семи нянек дитя без глазу», иронизируют ряд специалистов. Абсолютно никакой помощи «Рейду» не оказали министерство обороны и областные власти. Всю историю с «Рейдом» следуют расценивать как вредительство и даже диверсию, сокрушаются ряд экспертов. 

БАНКРОТСТВО

В  2004 году завод включили в перечень стратегических оборонных предприятий и тут же стали банкротить. Чудес не бывает: многолетнее чиновничье безразличие и хроническое недофинансирование подвели «Рейд» к крайней черте.

На «обломках» «Рейда» образовали «Рейд-1». И уже через семь лет наследник сам оказался в таком же положении. Банкротить «Рейд-1» начали в 2011 году. И процедура не завершилась до сих пор. В 2013 году стало понятно, что для перспективных разработок российского флота технологии самарского «Рейда» использоваться не будут. Проводить модернизацию руководство не стало. Хотя предприятия имело статус оборонного, была запущена процедура банкротства. А рабочих просто сократили - не погасив долги по зарплате.

По данным Единого Федерального реестра сведений о банкротстве, на «Рейде» за 8 лет  сменилось 7 конкурсных управляющий. Огромная территория, которая находится прямо напротив самарского железнодорожного вокзала, пришла в запустение. Вся прилегающая земля превратилась в несанкционированную свалку. «Рейд-1» проверяли представители следственного комитета - по заявлению работников. Но никаких нарушений обнаружено не было: конкурсные процедуры идут, как и положено по закону.

Всего с завода «Рейд-1» было сокращено больше двухсот человек. Все они обратились в суды. Но и после получения решений взыскать заложенность по зарплате (порядка 50 млн рублей) не удалось.

Чтобы расплатиться с долгами организации, имущество пустили с молотка. Но если в 2016 году цену устанавливали в размере 693 млн рублей, то спустя годы она значительно снизилась — до 312 млн в 2020 году. Но купили имущество завода значительно дешевле.

Стоимость сделки в 2020 году составила почти 50 млн. Покупателем стала Ольга Шаповалова — родственница известного самарского олигарха Алексея Шаповалова. Ольга Шаповалова приобрела корпуса № 1, 2, 3, 4, 5, 25, нежилое здание, здание компрессорной станции, станцию нейтрализации, мазутонасосную, ацетиленовую станции, трансформаторную подстанцию, котельную, склады лакокрасок и кислот, гаражи и ангары, теплопровод, водопровод, ливневой коллектор, недостроенные очистные сооружения, канализацию. Также в собственность женщины перейдет земельный участок на улице Неверова, 39. Отметим, по аналогичной схеме решилась судьба Дома печати. И главным «антигероем» в этой истории также оказался Алексей Шаповалов.

КАК КОВИД ПОМЕШАЛ?

Но в апреле 2021 года арбитражный суд Самарской области отменил продажу завода «Рейд-1» Ольге Шаповаловой. Как оказалось, на этот актив претендовал также Арарат Назаретян, но его представителя не допустили к торгам. Они оспорили сделку в арбитражном суде, который 14 апреля удовлетворил жалобу и обязал конкурсного управляющего ЗАО «Рейд 1» вернуть Шаповаловой деньги и заключить договор купли-продажи с ИП «Назаретян Арарат Карленович» с ценой 51,7 млн рублей. То есть – всего на 2 млн больше. Но Ольга Шаповалова решила оспорить такой вердикт арбитража.

В мае 2021 года Назаретян и Тучин (его адвокат), уверенные в своей победе, объявили о намерении перепродать имущество «Рейда». Участок и заводские корпуса он надеялся реализовать не меньше, чем за 130 млн рублей. Но уже в июле в судебном разбирательстве между Шаповаловой и Назаретяном возникло осложнение. Ольга Шаповалова умерла от коронавируса.  На руку Назаретяну это явно не сыграло. Пока апелляционная жалоба покойной Шаповаловой не рассмотрена, договор купли-продажи  Назаретян заключить не сможет. Для начала суду придется сделать запрос в ЗАГС, а нотариусу – назначить временного управляющего ее имуществом и найти наследников. Но прием наследства может занять до шести месяцев.

Итак, завод «Рейд» стал жертвой сиюминутной конъюнктуры в лихие 90-ые и нулевые годы. Чиновники посчитали, что на фоне якобы «деградирующих вооружённых сил», продукция завода окажется просто никому не нужной. «Зачем помогать потенциальному покойнику, который не сегодня/завтра окончательно отдаст концы?», - примерно так рассуждали в московском и  самарском Белых домах. В течение первых 10 постсоветских лет заводу 4 раза довелось переходить из одного министерства в другое. Высокие госслужащие просто футболили «Рейд» по ведомствам, у него не было настоящего хозяина, никто не захотел за него отвечать, встраивать в собственные схемы отраслевой кооперации, загружать госзаказами.  «Пусть уж лучше завод «скончается» в каком-нибудь соседнем министерстве, зачем он будет портить статистику у нас», – такова была железная логика всех этих телодвижений.

Но, как отмечают специалисты, даже у властей Самарской области были  все шансы спасти «Рейд». Его вполне можно было встроить в так называемый «аэро-авиа-космический кластер», которым так гордился кабинет позднего Титова (помните такой мем – про кластеры?). Для этого потребовалась небольшая недорогая модернизация. И деньги у региона-донора тогда были. Сегодня, в «эпоху ренессанса ВС РФ», продукция «Рейда» точно была бы востребованной…     

Поделиться в соцсетях
 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТРК ТЕРРА

Наименование СМИ: Медиапортал "ТЕРРА". Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-75404 от 01.04.2019, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Статус свидетельства: действующее. Форма распространения: сетевое издание. Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны. Язык: русский. Учредитель: АО «Телерадиокомпания «ТЕРРА». Главный редактор: Курдов Евгений Александрович. Контакты: 443090, Самарская обл, Самара, ул. Антонова-Овсеенко, д. 44А, 5 этаж, (846) 341-11-04, seo@trk-terra.ru.

ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 16+